УТОМЛЕННЫЕ СЛУЖБОЙ

 Надруковано "Киевский телеграф" 9-22 марта 2007 г.

Стоит ли бояться трудоголиков в быту




Ирина Солодченко

Трудоголик — это человек, полностью, до опьянения, поглощенный работой. Вроде бы что в этом плохого? Но   суффикс –голик несет  в себе негативный оттенок, что приравнивает сохнущего по работе человека к последнему алкашу. И хотя в  отличие от других -голиков  сами «больные» часто гордятся своим пристрастием, трудоголизм все равно считается болезнью сродни расстройствам, относящимся к навязчивым неврозам.
К  трудоголикам не принято относить физически работающих людей (в том числе корпящих на сельскохозяйственной ниве),  творческих людей (кроме  «ремесленников» и халтурщиков) и предпринимателей. Физические возможности ограничивают рабочий пыл, да и невозможно себе представить строителя, который остается после работы, когда все его товарищи уже пьют пиво, чтобы доложить последние кирпичи, которые можно доложить и завтра. У творческих людей – внутренняя потребность освободиться от щемящих их душу терзаний, и поэтому они могут работать  какое-то время круглосуточно, но потом обязательно сделают себе перерыв, чтобы наполниться свежими щемящими душу терзаниями.  Предприниматель, который завел свое дело, уже не может остановиться, даже если захочет: многие люди от него зависят, и хочешь-не хочешь – трудись, как заведенный день и ночь.
Поэтому среднестатистический трудоголик – это наемный работник, белый   воротничок.
Симптомы и приметы

Впервые явление описал профессор психологии религии Уэйн. Уотс в своей книге «Признания одного Трудоголика». В 90-е годы XX в. эта книга была очень популярна благодаря распространенному в те годы движению «Помоги себе сам». Однако, несмотря на то, что как явление трудоголизм был описан только в ХХ веке, охочие к работе существовали с незапамятных времен. Просто  в век научно-технического прогресса они стали более на виду.
Проблема  работоголиков заключается в том, что они искренне верят в то, что если они не будут трудиться, то предприятие, на котором они работают, вылетит в трубу.  Они  считают себя единственными, кто способен справиться с возложенными на них обязанностями. Во многих офисах можно  найти человека, который а) считает работу своим домом (может даже имеет там раскладушку); б) работа для него важнее семьи и свободного времени; в) мысли о работе  не прекращаются даже ночью. В  минуты отдыха они  переводят разговор на производственную тему.  Работоголик всегда «тянет одеяло на себя» и расстраивается, если у него забирают часть работы или пытаются ее автоматизировать.  В отпуск он  не ходит (разве что на пару дней). Хворает не отходя от рабочего места, объясняя свое поведение следующими фразами: «А кто ж меня отпустит? Разве ж я могу?».
При этом, надо отличать трудоголизм от трудолюбия.  Трудолюбивый человек получает удовольствие от своей работы, но не зацикливается на ней. Как бы он ни был ею увлечен, он оставляет время для хобби, семьи и друзей. Даже  трудолюбивейший из трудолюбивых рассматривает свою работу как необходимость, а может даже обязанность. В  то время как трудоголик ищет в ней спасение от непредсказуемости жизни, чувств, обязательств. Трудолюбивый может установить предел, знает норму, а трудоголик позволяет работе вмешиваться во все сферы жизни.  И самое главное: трудолюбивый может какое-то время не работать, «нагуливая»  аппетит. А работоголик не может не работать. Он перебирает в уме все несделанные дела, и покинет детский  утренник своей дочери или игру в футбол, чтобы воссоединиться с предметом свой страсти.
На первый взгляд, одурманенные работой – находка для работодателя. Они не только с оптимизмом хватаются за каждое поручение, но и   внушают другим работникам чувство виноватости и неполноценности. Даже способнейший из способных, если он  покидает рабочее место «по гудку», будет считаться лентяем и  сотрудником, не преданным фирме.  Хотя  Джеймс Лес в своей статье «Технология  и трудовая этика» утверждает, что эффективнее нанимать большее количество людей на более короткий срок работы, чем одного на длительный. 
Причину явления пытаются доискаться многие психологи. Одни говорят, что некоторый сорт людей просто не желает идти домой, разные судьбы и все такое. Другие утверждают, что на то он и –голик, что нет у него причины, такой уродился. Но данные  объяснения слишком просты. Даже у алкоголика есть цель: забыться, разукрасить серые будни.  Глубинная причина трудоголизма – неуверенность в себе на и желание выделиться на фоне более способных сотрудников, которым все дается легко и просто. Трудоголику нечем занять свое свободное время, и работой он заполняет пустоту, а усиленной производительностью – неспособность решать вопросы. Часто бывает, что когда после трудоголика на его место приходит другой человек, то он упрощает, автоматизирует, перераспределяет работу, просит себе помощника. В конце концов, его труд становится малозаметным, хотя бы он и стал более эффективным.
Дайана Фассел, автор книги «Заработавшиеся до смерти» (Working Ourselves to Death) считает, что каждый трудоголик проходит три этапа. На первом этапе  он все время думает о работе, маниакально составляет списки недоделанного, работает сверх нормы рабочего времени  и отказывается идти в отпуск или на бюллетень. На втором этапе пагубные привычки приносят первые плоды. Удаляются старые друзья, на которых никогда нет времени, семья жалуется на недостаток общения, человек физически изнашивается, его сон нарушается. Иногда случается временное отсутствие сознания или провалы в памяти, товарищ может сидеть долгое время, втупившись в пространство. На последнем этапе развиваются головные боли, появляются боли в позвоночнике, высокое давление, язва и, наконец,  депрессия.   Называя трудоголизм «чистейшим из всех  пристрастий», Дайана Фассел говорит, что его бессимптомное вероломное развитие трудно разглядеть благодаря тому, что такая самоотверженность социально поощряется, потому что считается социально продуктивной.
Часто японцев приводят как яркий пример трудоголической культуры. Каждый  год от переутомления умирают несколько жителей Страны Восходящего Солнца. Смерть на службе у них  называется «кароши», и семья такого переутомленного может требовать компенсацию от работодателя за то, что тот замордовал их члена семьи. Правда,  японцы не соглашаются, что они всегда были такими «подорванными». Тетсуро Кето, пишущий статьи о японском образе жизни, считает, что миф о трудомании японцев был изобретен после Второй мировой войны, когда был дан курс на восстановление японского народного хозяйства. Именно тогда появился этот термин  кароши – новое слово, помогающее подавать в суд на компенсацию в случаях,  когда наемные работники «зарабатывали» сердечно-сосудистые заболевания вследствие чрезмерного труда и полученных вследствие этого стрессов. Большинство жертв работали более 3000 часов в год, тогда как французы, немцы и шведы – в два раза меньше. Тетсуро Кето называет японцев   производителями продукта, у которых нет времени радоваться тому, что они производят, а полученную ими зарплату – богатством без удовольствия.

Замужем за работой

Как и алкоголизм, женский трудоголизм приобретает хроническую форму намного быстрее, чем у мужчин. Перефразируя слова Виктора Цоя скажем так: «Я не знаю какой процент женщин-трудоголиков на данный час, но если верить глазам и ушам – больше, чем таковых же мужчин в несколько раз». В основном трудоголичками становятся амбициозные женщины, стремящиеся к успеху и   копирующие мужское поведение. Они жертвуют своим здоровьем, чтобы добраться до вершин служебной лестницы. Усидчивость  – основа женского трудоголизма.
Чрезмерное бдение на рабочем месте отрицательно влияет на здоровье женщин и девушек. Доктор Сунита Верма  из Дели (Индия) выделила две основные проблемы: бесплодие и нерегулярные естественные женские недомогания. Другая доктор, Вэй Лью из Американской академии иглоукалывания и Восточной медицины (штат Филадельфия, США)  утверждает, что наблюдала много случаев бесплодия, когда якобы нет никаких медицинский объяснений. Доктор Лью приехала в США из Китая и ей, воспитанной в обществе с патриархальным укладом, бросились в глаза отвратительное питание американок и как следствие множество дамских болезней: бесплодие, эндометриоз, предменструальный синдромом и т.д. В пример доктор Лью приводит некую свою пациентку Крис – 35-летнюю помощницу адвоката. У Крис девятилетняя дочь, но последние 5-6  лет она безуспешно пытается завести второго ребенка. Американские врачи провели массу исследований Крис и ее мужа, но своими американскими мозгами не смогли постичь, что же с Крис не так. Восточная доктор Лью сразу смекнула в чем дело. По ее понятию Крис имела симптомы недостаточности и несбалансилованности организма, вызванные переутомлением и отвратительным питанием. Доктор Вэй попросила Крис вести дневник, куда бы та записывала, когда и что она ест. Через неделю Крис конфузливо протянула докторe Вэй тетрадку, что и требовалось доказать. Оказалось, что на завтрак Крис поедала пончики вкупе с  холодными кукурузными хлопьями. Ланч  она или пропускала или перехватывала что-нибудь в фастфуде. После работы, будучи слишком усталой, чтобы что-нибудь готовить, Крис питалась  всухомятку. На вопрос, когда она  готовила полноценный обед, Крис затруднилась ответить. А может она и не знала, что подразумевается под словами «полноценный обед». Понятно, что сама природа поставила заслон, пожалев потенциального ребенка Крис.
У женщин все усугубляется инстинктами иметь семью, заботиться о ней. Поставив цель стать супервумен,  они не задумываются, чем это может закончиться. Психологи отмечают три последствия закоренелых трудоголичек: жалобы на здоровье, проблемы с близкими и изменения в психике. «Единственная разница между полами состоит в том, что работоголики-женщины в конце-концов вынуждены играть многоликую роль – домохозяйки, кормилицы, а также служащей. В то время как мужчины могут сбросить со счетов домашние проблемы»,- говорит консультант-психиатр Самер Парик из Дели.

Работа  – не волк, в лес не убежит

Люди должны работать, чтобы жить. Работа дает средства к существованию, а иногда и власть. Она открывает возможности самоутвердиться и развиваться. Но когда работа  заменяет все аспекты жизни, то она становится проблемой. Уже  упомянутая Джеймс Лес делает два вывода: 
1. Чтобы наслаждаться хорошей жизнью, нужно хорошо зарабатывать.
2. Будешь  хорошо зарабатывать – лишишься жизни.
В западных странах создаются Общества анонимных трудоголиков, где на совместных анонимных встречах в a la  «Бойцовский клуб»,  трудоголики помогают друг другу  избавиться от своей болезни.
Мартин Мур-Эде, профессор из Гарварда, специалист по усталости, считает, что Чернобыльская катастрофа,  авария танкера «Exxon Valdez» на Аляске (когда  в море вылилось 40000 тонн нефти),  крушение космического корабля Challenger,  авария в 1979 году на АЭС «Three-Mile Island» в США, химическая катастрофа  в индийском городе Бхопале  и тысячи других катастроф и смертей были результатом человеческих ошибок, причиненных «круглосуточными шагами нашего мира, живущего в ритме нон-стоп».             Человек, который проводит на службе подавляющее количество отведенного для жизни времени,  просто дарит свою жизнь другому человеку – своему работодателю. «Все у нас, Луцилий, чужое, – говорил Сенека, – одно лишь время наше. Только  время,  ускользающее и текучее,  дала  нам  во  владенье природа,  но  и его кто  хочет, тот и отнимает».  Чтобы никто не отнял жизнь  надо дорожить свом временем и не раздавать его хоть бы кому, чтобы было о чем поговорить, когда придет время постучаться в небесные двери. Ведь на небе никто не говорит об испортившемся  товаре, застрявших вагонах и  не сданных вовремя отчетах. «На небе только и разговоров, что о море и о закате. Там говорят о том, как чертовски здорово наблюдать за огромным огненным шаром, как он тает в волнах и еле видимый свет, словно от свечи, горит где-то в глубине…».
  

Немає коментарів:

Дописати коментар