ЖЕМЧУЖИНЫ ДОДЖИНСОВОГО ПЕРИОДА (о творчестве Валерия Шевчука)

Напечатано "Киевский телеграф" 2009 г. 27 ноября-3 декабря № 50


Ирина Солодченко

Чтобы отдохнуть от конъюнктурщиков, коими заполонена нынче украинская литература,  обратим взор на творчество малоизвестного широкому кругу населения украинского прозаика, переводчика, историка Валерия Шевчука. Родился писатель в 1939 году в Житомире. В 1958 году поступил на историко-философский факультет Киевского государственного университета. Член Союза писателей Украины с 1967 года, лауреат  Национальной премии Украины им. Т. Шевченко, премии фонда Антоновичей, литературных премий им. Е. Маланюка, О. Пчилки, А. Копиленко, И. Огиенко, премии в области гуманитарных наук “Признание”. Заслуженный деятель искусств польской культуры, награжден Орденом князя Ярослава Мудрого V ст.

Произведения Валерия Шевчука  издавались и издаются многими ведущими издательствами Украины, вследствие чего непризнанным писателем его считать было бы ошибочно. Он  лауреат многих премий, член Союза писателей и совсем не «задвинут» за шкаф. Фактически он занимает почетное место официального писателя со всем негативом, который несет в себе это понятие. На его творчестве пишут диссертации с таким хитромудрыми названиями, от которых  скулы от тоски сводит. Некоторые его произведения включены даже в школьную программу. Но при всем этом имя Валерия Шевчука  малоизвестно. И для  официального писателя это, надо признать, странный факт. Правда, и сам пан Валерий считает, что серйозний письменник не може бути популярним”, но с этим можно и поспорить. Неужели известность – удел лишь коммерческих бумагомарателей?
Валерий Шевчук – из поколения шестидесятников, который в отличие  от своих друзей-коллег не ушел в политику, не стал функционером от литературы, а продолжает творить. Он  не касается остросоциальных и политических тем. Его  сфера – люди, история, осмысление происшедших событий из далекого и не очень далекого прошлого.  Понятно, что за 50 лет написано немало (и не все,  говорят, еще издано), но именно потому, что он до сих пор «прикован» к письменному столу, Валерия  Шевчука можно рассматривать как  современного украинского писателя.
Первое направление его творчества, собственно, и есть осмысление происходящего. Но не того происходящего, которое вершится на наших с вами глазах, а того, что совершалась в 50-70 гг. ХХ в. и ранее, то есть до тех пор, пока писатель не превратился в  кабинетного человека. Именно поэтому практически все герои Шевчука – из его детства и юности, когда он жил активной жизнью, ходил на службу, в армию, любил и протестовал.  Любимый взгляд на мир Валерия Шевчука  – с точки зрения  физически слабого мальчика, который много читает и  наблюдает за взрослыми своими минорными недетскими глазами.  Писатель запечатлел  жизнь Житомира послевоенных лет, а его герои – сплошь бухгалтера,  учителя или музыканты (по профессии или самоучки). Они одинаково мгновенно влюбляются, а потом их преследуют коварные мысли об измене. Как правило, в семьях  у них один ребенок. Им  часто снятся вещие сны с чертями, колдунами и потусторонними силами.  Их еда: чай, колбаса и голландский сыр. Они живут в доджинсовый период, когда стиляги носили  брюки со стрелками. Взрослые  не рассказывают своим детям и внукам о своей жизни, и тем приходится самим до всего доискиваться. Все это наивно с высоты нашего времени, но это жизнь наших отцов и дедов…. В рассказах Шевчука мужчины часто слабы, они – типичные продукты советского времени, когда жена отбирала у мужа всю зарплату, а потом выдавала ему рубль на обед. «А папи, самі знаєте, в наші часи  всі папи безхребетні», говорит Таня в рассказе «Жовте листя в липні». В другом рассказе Гармашиха поучает взрослую дочь: «Чоловіків треба в руках тримати, Маню», – и демонстрирует мастер-класс: попросту снимает с зятя штаны и порет его, как делала это и со своим мужем. Многими из героев Шевчука  овладевает  идея фикс. То Мальченко ходит к бывшей супруге Гальке как подорванный («Голуби під дзвіницею»), то Андрей не может пройти спокойно мимо бывшей жены Вальки («Стежка у траві»). Женщины Шевчука разгуливают  с небритыми подмышками, и имеют два типажа: или сдержанные, сухие и  неласковые  или же  разбитные, гулящие и  грубые. 
Валерий Шевчук написал нерукотворную глыбу из романов, повестей и рассказов, и понятно, что не все из написанного однозначно. Если у него вещи совершенно проходящие и невыразительные, со временем появились штампы и повторы  (практически ни одно произведение не обходится без потусторонних сил и чертей, что становится утомительным). Но есть у него такие произведения, которые можно смело назвать жемчужинами украинской литераторы.
Одним из таких выдающихся произведений является роман «Стежка в траві. Житомирська сага» (у 2 т., 1994) сконцентрировавший в себе многих героев рассказов и повестей. Если  бы писатель больше ничего не написал, то и этого романа было бы достаточно, чтобы поставить его в ряд с классиками. И только за то, что он неторопливо и психологически точно на примере истории родителей Виталия Волошинского показал, как женщины накидывают на своих мужей смирительные рубашки. Обычно, литература любит красочно преподносить  нелегкую судьбу женщин. И это совершенно справедливо, ведь дочерью Евы в этом мире быть намного труднее. Но именно потому, что женщинам приходится выживать, они могут задавить вокруг себя всех окружающих. История жизни отца Виталия Волошинского  должна стать хрестоматийной. Она  не надуманна и не  киношна, она происходит и происходила в тысячах украинских семей, которые «тянуть свої дні, ...тянуть за собою власні клопоти, волочать свою хату, тягнуть ночі». Трагедия отца Виталия в том, что он зарыл свой талант и поломал свою жизнь в угоду этим пресловутым семейным ценностям. И не случайно его жизнь оборвалась очень рано….Если бы не наследственная болезнь, то  инфаркт ему все равно был бы обеспечен. Но именно финал этой истории потрясает. После смерти мужа мать Виталия выходит замуж за простого дядьку, с которым ей гораздо уютнее и комфортнее. Для  достижения этого комфорта нужно было угробить своего первого талантливого мужа. Угробить, но не отпустить…
Вторая жемчужина Валерия Шевчука – роман-квинтет «Привид мертвого дому», который хотя  и издан в 2005 году, но написан  гораздо раньше. Особенно удачны в этом романе одноименный VOX перший и четвертый «Придивися до світу». Эти написанные с юмором, прекрасные философско-житейские оповеди читаются легко и с большим интересом. VOX перший и первая картина VOXа четвертого «Без рамки на голій стіні» написаны опять-таки с любимой позиции мальчика (юноши), а вот вторая картина, «Зимова, з приміськім лісом», интересна тем, что показывает, что сталось с этим самым физически неразвитым мальчиком, который любил читать книжки и несмело обращался с девочками. А мальчик вырос, превратился в кабинетного человека, сидит теперь завернутый в плед в теплом обволакивающем кресле и читает книгу о чужих приключениях и похождениях…  в отличие от своего брата, который живет на полную катушку: дарит женщинам – любовь, семье – внимание, друзьям – участие и таким образом вертит мир вокруг себя. Кажется, что так мог бы жить и отец Виталия Волошинского, если б в свое время его не угробили «семейные ценности»…
Другое мощное направление писателя – исторические романы и повести. Они немного необычны, очень разноплановы и не все удачны. Семейная хроника «Тіні зникомі» (2002) – это замечательная сага, предназначенная скорее  для детей и подростков. Здесь на примере родового дерева Темницких осмысливаются исторические события истории Украины, в частности при участии гетьмана Мазепы.  Немного неудачно «Срібне молоко» (2002) – незатейливые, скучноватые раздутые похождения дяка Григорія Комарницького. Ведьмы, черти и колдуны в этом романе – уж точно перебор. Но  есть такие исторические творения Валерия Шевчука, которые пронизаны особой философией и запредельными мирами. Тем, кто хочет что-то познать в этой жизни, нужно обязательно прочесть роман «На полі смиренному» (1982), где писатель осмысливает и переводит на современный язык Киево-Печерский Патерик о житие монахов. Особо впечатляет сборник рассказов «У череві апокаліптичного звіра» (1995), где писатель размышляет над бытием, о роли религии в истории человечества под девизом:  «світ тільки позірно сонячний та гарний. Насправді ж він – черево апокаліптичного звіра». И с таким утверждением трудно не согласиться…
…Мы уже говорили о том, что  писатель часто использует в своих произведениях колдунов и чертей и  не всегда к месту. Но надо всем мистическим направлением  творчества Валерия Шевчука блистает сборник рассказов «Голос трави» (1967-1980), где сам рассказ с одноименным названием (блестяще экранизированный режиссером Натальей Мотузко в 1992 году) –шедевр украинской литературы, который заставляет задуматься над многими вещами. В частности для тех, кто любит ходить по гадалкам приведем слова старой колдуньи Жабунихи. «Ми, чарівники, можемо багато бачити, але мало вдіяти. Не наша воля змінювати світ. — Але ж для чого тоді нам бачити? — спитав хлопець. — Щоб людям утіху давати,— сказала гордо стара.— Втішеній людині легше у світі жити, хлопче!»
Писатель-историк, писатель-философ, сковородист Валерий Шевчук недавно отметил свое 70-летие. Он  не старается никому понравиться, не дает многочисленных интервью, по творческим вечерам не ездит и особо нигде не светится. Что ж, так, наверное, так  и должно быть. Настоящий писатель  не навязывает себя обществу. Он только старается выплеснуть из себя все, что хочет  сказать миру, а дело мира – принимать его или нет… 
2009 г.

Немає коментарів:

Дописати коментар