Стаття про видатного диригента Миколу Шпака

„Співайте тільки  українською, бо кращого немає, – завет  выдающегося дирижера и музыканта Николая Шпака

Напечатано в Киевском телеграфе 19-25 января 2007 года
(Здесь без редакторских правок)




Ирина Солодченко

Начало  XXI века. Центральная Украина. Город  олигархов, генсеков, бизнесменов, торговцев, промышленников. «Оазис» в центре города в виде зала городской филармонии, где нашла свое убежище культурная городская прослойка. За пределами «оазиса» – рынки, магазины, заводы,  процветающая торговля, разрушенные дома XIX века, на которые уже положили взгляд местные воротилы бизнеса, дабы возвести вместо них очередные торговые центры. «Оазис» имеет облупленные стены и протекающие потолки, но группа людей, набившаяся в зал, ничего этого не замечает. Идет концерт симфонического оркестра украинской классической музыки. Зза  дирижерским пультом –  Николай Шпак.

Родился будущий властитель зрительских душ  в 1942 году, в Херсоне, на день святого Николая, что и определило его долю:  Святой  Николай, как правило, покровительствует своим крестникам. Рос обычным мальчишкой, играл с ровесниками в дворовые игры, гонял в футбол, поранился – притрусил теплой степной украинской пылюкой и  вперед. Необычен парнишка был только в том, что прикипал к радио, услышав произведения Моцарта, Бетховена, постановки «Наталка Полтавка» или «Запорожец за Дунаем». Помогая старшему брату  продавать обувь на базаре,  Коля частенько  пропадал в  музыкальных рядах. Судьба  двенадцатилетнего хлопца определилась, когда, взяв в руки отцовский баян, он  прямо на базаре с ходу сыграл на нем «Ой лопнув обруч».
В 1958 г. Николай поступил в Херсонское музыкальное училище по классу баяна. Там же  проявился его интерес к управлению к таким сложным инструментом как оркестр. Недолго думая,  написал болеро для оркестра музыкальных инструментов училища, расписал партитуры и сам продирижировал. Параллельно увлекся народными танцами и серьезно подумывал о том, не перейти ли в профессиональные танцоры. Позже его даже приглашали в ансамбль «Березка» танцующим баянистом, но судьба отвернула от танцевальной карьеры, послав аппендицит.
С 1962 г. Николай Шпак – студент Харьковской государственной консерватории по специальностям: преподаватель по классу баяна, дирижер оркестра народных инструментов, концертный исполнитель.  Во время учебы давал частные уроки, работал в хоре, подрабатывал баянистом. После консерватории – год работы преподавателем Сумского музыкального училища. С первых же дней работы взялся руководить ученическим симфоническим оркестром. Уже  через полгода после начала репетиций в феврале 1968 г.  оркестр выступал в Киевской консерватории, и даже  знатоки ахнули, услышав под управлением двадцатишестилетнего дирижера вторую часть симфонии Шостаковича,  концерт Рахманинова для фортепиано с оркестром и увертюру к балету «Творение Прометея» Бетховена.
Чтобы углубить свое  образование, Николай поступает  в Харьковский государственный институт искусств им. И.П. Котляревского на  факультет  оперно-симфонического дирижирования, по классу профессора Е. Дущенко (впоследствии - профессора Национальной музыкальной академии Украины). С 1968 по 1974 гг. он работает артистом оркестра, ассистентом дирижера оперной студии, дирижером Харьковского  академического театра оперы и балета.  Сначала дирижировал операми, но появилось стремление  взобраться на  новую вершину – научиться дирижировать балетом.  Последовали опера-балет «Красная Шапочка», балеты «Жизель», «Щелкунчик» и др.
После небольшого инцидента, связанного с эмоциональностью творческого человека, Николаю пришлось покинуть Харьковский оперный театр. Но и здесь как будто вмешался сам рок: вынужденный переход  в Харьковскую филармонию дирижером симфонического оркестра дал возможность освоить концертный симфонический репертуар. К тому времени Николай  профессионально играл не только на  баяне,  но и фортепиано, гитаре и ударных инструментах, поэтому его нередко снимали с дирижирования и вручали инструмент отсутствующего музыканта.
Молодого талантливого дирижера заметили, и в 1978 году произошел резкий поворот в его жизни. Областное управление культуры г. Днепропетровска подыскивало кандидатуру на место дирижера симфонического оркестра в недавно открытый Днепропетровский театр оперы и балета. После  небольшого испытательного срока Николаю Шпаку вынесли ключи от квартиры в центре города прямо на сцену. В 1982 г. Николай Шпак был направлен на стажировку в Большой театр СССР под руководством крупнейшего дирижера с мировым именем, народного артиста СССР Ю. Симонова. К концу стажировки он дирижировал операми «Евгений Онегин», «Иоланта» и балетом «Лебединое озеро». По возвращении из Москвы его  назначают и.о. главного дирижера Днепропетровского оперного театра.
Бесценное умение выступать в качестве оперного и балетного дирижера дало Николаю Шпаку возможность участвовать в качестве дирижера-постановщика в более чем 30 спектаклях:  операх «Раймонда», «Запорожец за Дунаем», «Мадам Баттерфляй», «Пиковая дама»,  балетах «Спящая красавица», «Дон Кихот» и др. Образовался великолепный творческий тандем с балетмейстером Зоей Кавац. Николай  Алексеевич проводил много времени в библиотеках, скупал книги по специальности, ноты, партитуры. Будучи прекрасным танцором, он вносил в спектакли свои идеи, которые с удовольствием принимались балетмейстерами.  Так, балет  на музыку Иоганна Штрауса «Большой Вальс» был на то время единственной постановкой в Украине и имел огромный успех у зрителей. Посреди спектакля маэстро поворачивался к публике и «стрелял» в нее из пистолета, что приводило публику в неописуемый восторг. А из музыкального спектакля «Много шума из ничего» Т. Хренникова  Николай Шпак сделал, по существу, новую версию. Тихон Хренников увидел это, махнул рукой … и одобрил.

«Любіть Україну всім серцем своїм! І всіми своїми ділами…»

Сразу же после провозглашения независимости Украины, в ноябре 1991 г. Николай Шпак принимает участие в создании  ансамбля  украинского фольклора «Славутичи», исполняющего народные песни, инструментальные наигрыши, обработки  народных песен. Затем коллектив был переименован в ансамбль украинской и козацкой песни «Козацькі шляхи», ставший  впоследствии лауреатом І премии Всеукраинского фестиваля украинской и козацкой песни. Николай Алексеевич был художественным руководителем и ведущим баянистом коллектива. С  ансамблем сотрудничали звезды Днепропетровской сцены – народные артистки Украины Нонна Суржина и Валентина Коваленко, заслуженный артист Украины Виктор Парубец и др. Коллектив объездил с гастролями Польшу, Словакию, Израиль. Николай Алексеевич сделал обработки старинных сторожевых, боевых, походных козацких и народных песен «Ой, висока та гора», «Розпрягайте, хлопці, коней”, „Наливаймо, браття”,  „Гетьман України”, „Їхав козак з України” и др.  Также репертуар украсили песни современных украинских композиторов: „Остання січ” криворожанина Н. Бендикова,  „Моя Україна” днепропетровского композитора И. Тищенко.
Николай Шпак, как и многие неординарные и талантливые личности,  был открытым, ироничным и неспособным  к лести человеком. Понятно, что с такими качествами характера жить непросто.   Местные  власти в основном поддерживали необычную для города личность, обладающую неимоверной работоспособностью, бескорыстием и преданностью музыке. Но недоброжелателей тоже хватало. Очередной скандал случился га одном из худсоветов, когда Николай Алексеевич открыто заявил, что в театре   «мало Украины». Затем он прочитал соответствующее ситуации четверостишие Т. Шевченко и покинул собрание, хлопнув дверью. В то время начальником управления культуры Днепропетровской  облгосадминистрации был Владимир Заремба  – голова Днепропетровской областной организации "Просвіта" с 1989 г., привлекавшийся в свое время КГБ к следствию  за авторство "Листа творчої молоді". В. Заремба  решил направить энергию Николая Шпака в новое русло – на поднятие подупавшего авторитета местного учебного заведения. Таким образом, в 1992 Николая Шпака  был назначен  директором Днепропетровского музыкального училища им. Глинки.
Нелегко  было Николаю Алексеевичу первые месяцы работы на новом месте. Педагогический коллектив, настроенный бывшим руководством, поначалу принял его в штыки. Потребовалось время,  чтобы педагоги поняли: начитается новая эра, лучшая в истории этого учебного заведения. Директорство   пришлось на нелегкие времена: инфляция, накопление первоначального капитала, перемена моральных ценностей и все такое. Финансирование  почти прекратилось, дырявые крыши пропускали дожди. Доводилось обивать кабинеты, принимать арендаторов, вести достройку здания училища. Попутно Николай Алексеевич добивался преобразования училища в консерваторию, что позволило бы не только улучшить финансирование, но и  привлечь  высококвалифицированные кадры с тем, чтобы поднять преподавание на новый уровень. Все это отнимало массу времени, но у Николая Алексеевича появились преданные помощники. Педагогический  коллектив музыкального училища старался помогать в организации «бумажной» работы, строительстве и разрешать другие повседневные заботы. В результате музыкальное училище стало буквально домом  родным для каждого, кто переступал его порог, если даже он случайно туда забрел. При всей своей занятости, Николай Алексеевич знал день рождения каждого студента и преподавателя, их материальное положение, дни рождения, семейное положение и помогал, чем мог. В кабинет Николая Алексеевича  было приятно зайти. Он был украшен рушниками,  украинскими сувенирами и картинами и был всегда открыт. 
Тем не менее, годы работы Николая Шпака в музыкальном училище – это самый интересный период его деятельности и творчества, потому что они  пришлись на период, когда Николай Алексеевич стал крупным деятелем искусств, имеющим весомый авторитет в музыкальном мире, глубоко эрудированным и преданным музыке профессионалом. Сразу же по приходу в училище был создан ансамбль народной песни в составе Н. Шпак (баян, аккордеон), солисты – Н. Белый, А. Манжос, Г. Кузяева. На одном из выступлений в Украинском доме на Арбате в Москве  зал буквально  рыдал, слушая народные песни „Ніч яка місячна”, „Ми підем, де трави”, „Остання січ”, дуэт Одарки и Карася (у ансамбля не было постоянного названия, но чаще всего его называли «Зоре моя вечірняя”).  С целью популяризации народного пения в 1995 было образовано вокальное отделение по  специальности „Народний спів”, куда набрали девушек, обладающих уникальными  «народными» голосами.  В  1999 г. Николай Алексеевич самолично повез первый выпуск в Киев для получения девушками дальнейшего образования. В училище были введены ежегодные Рождественские концерты украинской музыки, постоянно организовывались конкурсы, каждый  педсовет начинался с небольшого концерта педагогов и студентов, а преподавателям вменялось вести активную исполнительскую деятельность.
Николай Алексеевич  буквально заражал всех окружающих преданностью музыке. Он считал, что при наличии в городе  мощных хоров, симфонических оркестров и талантливых вокалистов грех их не загрузить сложными, интересными вокально-симфоническими произведениями. Руководители  музыкальных коллективов училища получили установку на исполнение крупных циклических произведений, часто исполняемых на Западе и редко (или совсем не исполняемых) - в Украине. Для этого проекта задействовали хоры, солистов  и симфонические оркестры оперного театра, филармонии, училища, детских музыкальных школ. Так, знаменитую кантату немецкого композитора Карла Орфа «Кармина Бурана» исполняли хор Днепропетровского театра оперы и балета, хор музыкального училища,  хор мальчиков детской музыкальной школы № 4 и симфонический оркестр музыкального училища. Чтобы дилетанты поняли, какое произведение исполнялось в стенах необычного музыкального училища  приведем цитаты  критиков, характеризующих «Кармину Бурана» как «одно из таинственнейших, завораживающих произведений ушедшего века», «энергетически заряженную музыку, буквально захватывающую слушателя своей мощью, плавными крещендо от пианиссимо к фортиссимо».  Также жителям города Днепропетровска были подарены (все концерты происходили с припиской „Вхід вільний”) величественный шедевр мировой музыкальной культуры оратория для хора и оркестра  Вивальди «Глория», очень редко исполняемая гармоничная и вместе с тем достаточно экспрессивная «Коронационная месса» Моцарта,  духовное произведение  Гаэтано Доницетти «Мизерере», хоровая кантата-поэма Л. Ревуцкого «Хустина» и другие.
Отдельный разговор о любимом музыкальном инструменте маэстро – баяне. Будучи   виртуозом игры на нем, Николай Алексеевич  не стеснялся популяризировать этот любопытный инструмент.  С одной стороны баян  является идеальным для сопровождения украинских народных песен. С другой стороны – это маленький орган, на который можно  переложить академическое музыкальное произведение. Николай Алексеевич обожал проводить свободное время на даче, и когда после работы он одевал вышиванку, соломенный брыль и садился  играть на баяне, то не только соседи, но даже птицы слетались послушать его чудесное исполнение. В музыке ему все давалось легко, что только подчеркивает талант от Бога.  Кроме музыки он писал стихи, особенно любил экспромты, которые сквозили иронией и юмором. Не мог пройти мимо сидящих в сквере художников:  скупал все, что связано с народным творчеством
Апофеозом творчества маэстро стала рассчитанная на звуковой масштаб обработка для хора, солистов и симфонического оркестра народной песни «Реве та стогне Дніпр широкий». Зрители, присутствующие в апреле 2001 году в Киеве на отчетном концерте коллективов народного творчества Днепропетровской области, были очарованы мощью и величественным звучанием исполнения вроде бы давно знакомой народной песни. А если  представить экспрессивную  манеру дирижирования Шпака, которая буквально зажигала вокалистов и оркестр, передавая им свою энергию, то стоит только позавидовать всем присутствующим на том концерте. Николай Алексеевич называл эту обработку диссертацией всей своей жизни.
В 2002 г. Николай Шпак – автор и исполнитель проекта «Шедевры мировой и украинской симфонической танцевальной и вокальной музыки». В проект входили три концерта: французской, итальянской и украинской классической музыки. Последний  (именно он описан в начале статьи) прошел  блестяще, показав, что украинская музыка имеет шедевры не хуже мировых. В программе того вечера и других были  лучшие сочинения Н. Лысенко, А. Кос-Анатольского, М. Скорика, Л. Дичко, В. Губаренко,  Я.  Степового,  Л. Ревуцкого, В. Губаренко, и др.
Невозможно в данной статье перечислить весь спектр деятельности Николая Шпака. Еще он писал музыку для детского театра „Світлофор”, организовал хор в горном институте, устраивал капустники, etcetera, etcetera, etcetera… В отличие от других дирижеров, обожал работать с солистами, что вылилось в незабываемые концерты с любимицей днепропетровской публики,  заслуженной артисткой Украины, лауреатом Международного конкурса вокалистов в Италии Галиной Кузяевой (сопрано).
Покинул Николай Шпак этот мир 23 февраля 2003 г. после неравной борьбы с тяжелой неизлечимой болезнью.  Николай Алексеевич, мужественно переносил свое состояние, стараясь не доставлять хлопот родным и близким. Спокойно распорядился, как жить после него. Передал  в музыкальное училище практически всю свою музыкальную библиотеку и партитуры. За  несколько дней до ухода он  дирижировал балетом «Дон Кихот», что считал символичным завершением своей борьбы …

Опустела без него земля…

С уходом Николая Алексеевича Шпака образовалась пустота.  Безутешны  родные и близкие люди: жена Светлана, разделившая трудности и счастье шествия по жизни рядом с творческой неординарной личностью, сыновья Николай и Алексей, дочь Диана.  Почувствовала  опустошение  тонкая интеллигентская прослойка города на Днепре: некому теперь здесь организовывать потрясающие концерты с припиской «Вхід вільний», объединять музыкальные коллективы города. Осиротело его родное музыкальное училище.
На этом фоне можно прямо сказать, что Николай Алексеевич Шпак был своеобразным подарком судьбы городу Днепропетровску.  Обладая истинным талантом, сумасшедшей энергетикой и работоспособностью, он мог бы легко завоевать музыкальные подмостки  мира. И вопрос риторический, что помешало ему это сделать. Ответ на этот вопрос уходит  корнями в другое исследование – как Украина ценит своих  талантливых детей.
С другой стороны, жизненный путь Николая Шпака может стать примером для одаренных людей, задыхающихся в атмосфере зависти, равнодушия, непонимания и неприятия своего таланта. Хорошо было Бетховену и Моцарту при всей их бедности дышать воздухом, насыщенным поклонением Его Величеству Музыке. А Николай Шпак  работал в русифицированном промышленном городе, где культуре, без преувеличения, отводится самое последнее место. Здесь  растут как грибы торговые центры, бензоколонки и аптеки, а театры или пустуют, или наполняются по приезде третьесортных российских гастролеров с наскоро сколоченной антрепризой.  Множество  талантливых музыкантов, артистов   уезжают подальше от гнетущей атмосферы города на Днепре. Николай Шпак, попав в такие неблагоприятные условия  не то, что не сломался, а даже наоборот, сумел «переломить хребет» промышленно-бизнесово-торговому центру Украины. Он закрутил вокруг себя полгорода, и был нужен именно здесь, став отдушиной для истинных ценителей музыки, патриотов Украины, любителей национального искусства. С первых же дней работы в музыкальном училище Николай Шпак  ввел преподавание на украинском языке. Через время многие педагоги, преодолев коридорный шепот,  разговаривали на украинском языке не только в училище, но и у себя дома.  В анкетах Николай Алексеевич в качестве иностранного языка писал «русский», что было святой правдой. В отличие от многих экранных завсегдатаев, легко переходящих после эфира на иноземный язык, Николай Шпак не только говорил, но и думал на украинском языке. Он  не позволил окружающей среде русифицировать себя.
Судьба Николая Шпака – пример преданности своему делу.  В  самые тяжелые времена у него не возникало даже мысли приторговывать, подработать грузчиком или строителем, как это часто бывает, когда понимают, что специальность некоммерческого музыканта не самая хлебная в нашей стране.  У него и основная профессия, и хобби, и подработки – все было связано с музыкой.
Что ж, Николай Шпак оставил в наследство немало. И сегодня его обработки  в репертуаре оркестра хора им. Г. Веревки, в днепропетровской филармонии квинтет «Престиж» играет его «Херсонскую польку», ансамбль «Козацькі шляхи» продолжает свои выступления, а музыкальное училище г. Днепропетровска все-таки стало консерваторией. Но это все еще наработки самого Николай Алексеевича. А пока еще живущим надо приложить усилия по  систематизации наработок  Н. Шпака путем создания государственной комиссии по изучению творческого наследия. Поразительно, что такая комиссия до сих пор не создана, а ей есть, чем заняться, чтобы не краснеть перед потомками. Во-первых, назрела необходимость в  издании сборника  обработок Н. Шпака: „Херсонськая полька”, «Гей, ви, стрільці січові», „Ой, гиля, гиля, гусоньки на став”, „Одеський сувенір” для баяна с симфоническим оркестром,  народной песни «Реве та стогне» и многих других.  Во-вторых, способствовать организации вечеров памяти Н. Шпака, которые сейчас проводятся в основном силами его друзей в местах досточтимых, но мало приспособленных для такого рода мероприятий: в городской библиотеке и литературном музее.  В-третьих,  давно  назрела необходимость в создании музея Днепропетровской теперь уже консерватории, для которого уже сейчас накопилось немало материалов, интересных для любителей музыки.
И, наконец, пора уже и увековечить память о Николае Алексеевиче. В городе навешано множество всяких мемориальных  табличек, вещающих о мимолетном пребывании здесь всяких зарубежных деятелей проездом на юга. Прошло три года после ухода маэстро, но ни на одном здании города нет даже упоминания о  том, что Днепропетровску посчастливилось стать городом,  где жил и работал заслуженный деятель искусств, выдающийся дирижер, музыкант, баянист-виртуоз, один из лучших сыновей украинского народа  Николай Алексеевич Шпак.
PS Партитура "Реве та стогне", которую Шпак называл "диссертацией всей моей жизни" еще в 2007 году валялась на нижней полке, полурассыпанная, никому не нужная, в библиотеке музыкального училища.  то бишь консерватории. Новое бесцветное русскоязычное руководство потихоньку стирает память о своем предшественнике.

1 коментар: